Новый учебный год уже через две недели — откроются школы и будет новая вспышка ковида? Или не будет? А отправлять детей учиться безопасно?

отrus89

Авг 24, 2020

С 1 сентября школы в России, судя по всему, откроются снова. Сергей Собянин даже уточнил, что в Москве никаких требований по ношению масок не будет, хотя передвижение детей по классам и будет ограничено. При этом распространение COVID-19 в России по-прежнему продолжается, популяционный иммунитет не достигнут, а число ежедневно регистрируемых случаев заболевания находится на уровне апреля — месяца, когда школы были закрыты по всей стране. «Медуза» разбирается, насколько опасно в такой ситуации возобновление работы школ.

В научном сообществе до сих пор нет единого мнения о том, насколько велика роль детей в распространении именно COVID-19. Хотя известно, что школы и детские сады являются важными «рассадниками», например, гриппа (на образовательные учреждения приходится примерно треть всех физических контактов в обществе), тяжесть COVID-19 у детей принципиально ниже, чем у взрослых, и переносить данные по гриппу на новый коронавирус невозможно. Тем не менее уже сейчас есть опыт нескольких стран, где школы работали во время новой эпидемии, — «Медуза» постаралась суммировать, все, что известно ученым на сегодня о вероятности «послешкольной» вспышки инфекций, об опасности открытия школ для самих детей и о том, какие меры могут оказаться самыми эффективными для борьбы с эпидемией в детском образовании.

Дети способны заразиться коронавирусом, но болеют реже взрослых

Первый случай коронавирусной болезни (COVID-19 — болезни, которую вызывает вирус SARS-CoV-2) у ребенка был зарегистрирован 20 января 2020 года: десятилетний мальчик из китайского города Шэньчжэнь заболел после того, как его семья съездила в Ухань. В феврале китайские авторы описали уже 10 детей, поступивших в больницу с коронавирусной болезнью.

По мере развития эпидемии и роста числа заболевших взрослых сообщения о том, как именно дети болеют коронавирусной болезнью, стали поступать все чаще и чаще, причем не только из Китая, но и из других стран мира. В мае уже стала видна закономерность, которая позволила сделать определенные выводы о том, как именно дети болеют коронавирусной болезнью.

Судя по данным, имеющимся в распоряжении врачей со всего мира, дети, которые контактировали с больными людьми, заражаются так же, как и взрослые, — однако доля больных детей среди пациентов с коронавирусной болезнью гораздо ниже, чем взрослых.

На июль 2020 года на людей моложе 18–19 лет приходится:

  • в США — 2%
  • в Китае — 2,2%
  • в Италии — 1,2%
  • в Испании — 0,8% подтвержденных случаев коронавирусной болезни.

Никто до конца не понимает, почему так происходит. Однако хорошо известно, что:

Дети часто болеют без симптомов

В одном исследовании, охватившем более 2000 детей, заразившихся вирусом SARS-CoV-2, у 13% в принципе не было симптомов болезни. Другие данные подтверждают этот вывод — люди моложе 18 лет действительно чаще болеют без симптомов.

Тяжелые осложнения у детей возникают реже, чем у взрослых

Инкубационный период (время, когда человек уже заразился, но болеет без симптомов) у детей, как и у взрослых, в среднем составляет примерно 14 дней. При этом саму болезнь дети (в среднем) переносят легче, чем взрослые.

Симптомы коронавирусной болезни у детей очень напоминают любые другие острые респираторные вирусные инфекции (ОРВИ): чаще всего развиваются жар, кашель, слабость и одышка, которые проходят в течение 1–2 недель. При этом жар и кашель появляются реже, чем у взрослых. Зато у детей бывают нетипичные для людей старшего возраста желудочно-кишечные симптомы: тошнота и рвота, боль в животе, диарея.

Дети из группы риска болеют с осложнениями чаще своих сверстников

У малышей до года и детей с сопутствующими заболеваниями на фоне коронавирусной болезни может развиться тяжелое осложнение, при котором иммунная система выходит из строя, — болезнь, напоминающая синдром Кавасаки. Это осложнение вызывает длительную высокую температуру, сыпь, покраснение глаз, отек рта, поражение артерий в сердце, причем встречается не только при коронавирусной инфекции, но и при многих других вирусных заболеваниях.

У детей старше года после заражения COVID-19 иногда возникает мультисистемный воспалительный синдром (MIS-C) — подобный случай описан у шестилетней девочки. При этом состоянии наблюдаются жар и сыпь, а еще резко падает давление и возникает сердечная недостаточность. Дети с MIS-C нуждаются в неотложной помощи.

Дети могут стать распространителями инфекции, но насколько велика их роль — до сих пор не ясно

Согласно южнокорейскому исследованию, заразившиеся дети старше 10 лет эффективно распространяют вирус, а вот дети младшего возраста на 72% реже передают болезнь взрослым. С другой стороны, есть французское исследование, в котором девятилетний ребенок с положительным тестом на COVID-19 посетил три школы, но никого там не заразил.

В общем, информация о роли детей в передаче вируса противоречива. Тем не менее большинство исследователей считают, что риск передачи коронавируса в школе и детском саду реален — хотя и не так велик, как у взрослых людей, которые работают в одном помещении или пользуются общественным транспортом.

В странах, где школы работали во время пандемии, опыт в целом позитивный, но есть важные исключения

То, что мы знаем сегодня о роли школ в распространении вируса, основано на опыте всего нескольких стран. В паре стран школы работали еще какое-то время после начала массового распространения COVID-19 и до начала каникул, в других странах школы сначала были переведены на удаленное обучение и были закрыты, и уже после спада числа заболевших в стране успели открыться вновь.

К первой группе относится Австралия — в этой стране с 25 января по 10 апреля 2020 года и школы, и детские сады были открыты — правда, их посещало меньше детей, чем до эпидемии. В августе австралийцы подытожили опыт, проанализировав данные о заражениях в 15 школах и 10 детсадах в Новом Южном Уэльсе (NSW).

Оказалось, что 12 детей и 15 взрослых учителей, у которых выявили COVID-19, заразили всего 18 человек — то есть масштабной вспышки заболеваемости, как ни странно, не случилось. Австралийцы считают, что столь низкая заболеваемость в их школах была связана как с тем, что дети в принципе заражаются реже и болеют легче, чем взрослые, так и с тем, что учиться ходило меньше детей. Причем школьников и учителей вовремя тестировали на коронавирусную болезнь, выявляя и изолируя заболевших.

В других странах ситуация была похожей. В Нидерландах школы открылись уже в апреле. Там вдвое сократили размер классов, но детей младше 12 лет не заставляли придерживаться социального дистанцирования. Чуть позже отказаться от социального дистанцирования разрешили всем, кто моложе 17 лет. В начале июня начальные школы заработали в обычном режиме. Хотя и персонал, и дети, относящиеся к группе высокого риска, были освобождены от школы, большинство детей и педагогов вернулись. Тем не менее заболеваемость в стране до сих пор не выросла. Как и австралийцы, нидерландцы тоже подытожили свой опыт, разработав собственные рекомендации

В Дании, Финляндии, Бельгии, Австрии, Тайване и Сингапуре школы тоже открыли: начальные в апреле, а средние — в мае. Но при этом детей и учителей обязали придерживаться строгих правил социального дистанцирования. К росту заболеваемости в этих странах открытие школ тоже не привело.

С другой стороны, во Франции, Израиле и Новой Зеландии, которые тоже достаточно рано открыли средние школы, вспышки заболевания среди школьников были, хотя на ближайшие начальные школы они не распространились. Там тоже были заболевшие, однако эксперты предполагают, что маленькие дети заражались не в детских садах и начальных школах, а от членов семьи.

Среди всех стран, рано открывших школы, значительное увеличение заболеваемости в целом по стране наблюдалось только в Израиле. Это может быть связано и с ранним открытием средних школ (в Израиле школы открыли еще в мае), и с переполненными классами, ученики которых соблюдали минимальные меры предосторожности. Тем не менее однозначно связать рост числа заражений именно с открытием школ невозможно — для такого вывода не хватает данных.

Большинство экспертов выступают за открытие школ, но при соблюдении нескольких условий

Статьи с анализом опыта стран, где школы были открыты в ходе эпидемии, начали публиковаться с начала лета. И общий вывод таких работ сводится к простой формуле: школы, конечно, повышают риск роста заболеваемости, но доступ детей к образованию, особенно в самых бедных слоях общества, важнее этого риска — тем более что для самих детей это не слишком опасно.

Наиболее ярко такую позицию иллюстрирует статья эпидемиологов во главе с одним из самых известных американских специалистов по моделированию распространения инфекций Марком Липсичем. В ней ученые призывают обязательно открыть в ближайшее время по крайней мере дошкольные учреждения и школы для детей среднего возраста. Липсич с коллегами подчеркивает, что школа для многих, и прежде всего детей из бедных семей, это больше чем просто источник знаний (до 50% учеников в США получают в школе бесплатное или льготное питание), поэтому переход на удаленное образование для таких детей никак не подходит и школы надо открывать «по-настоящему». Наибольший риск при этом на себя возьмут не дети и даже не их семьи, а учителя. Но дилемма между интересами учеников и учителей — «это не медицинская или научная необходимость, а социальный и регуляторный провал», считают авторы, и решить ее можно с помощью немедленных превентивных карантинных мер для всего остального общества — по задумке, это должно снизить общее число заболевших и, соответственно, школьные риски. [Ввиду предстоящих для учителей рисков] «открывать не критически важные бизнесы этим летом просто недопустимо», — резюмируют эпидемиологи.

Эта позиция в целом отражает мнение большинства американских экспертов: почти все они выступают за возвращение детей в школы, при условии, что там будут обеспечены меры, минимизирующие мобильность и передачу инфекции между классами. В Великобритании также планируют отпустить в школу всех учеников начальных и средних школ, примерно с такими же поправками к внутренним правилам.

Если предположить, что результаты, полученные в Нидерландах, не случайны, то в детских садах и средней школе суровые меры предосторожности не нужны — достаточно изолировать детей с тяжелыми симптомами простуды вроде одышки и жара.

Тем не менее опыт Израиля показывает, что без социального дистанцирования и других мер предосторожности рост заболеваемости все-таки возможен. Даже если предположить, что бессимптомные дети практически не заражают сверстников, нужно иметь в виду, что от них могут заразиться учителя и другие взрослые люди, которые работают в школах.

Чтобы добиться эффективного социального дистанцирования, придется сократить учебный день и ввести несколько смен — это нужно, чтобы уменьшить число детей в классе и рассадить их подальше друг от друга. От учителей потребуется следить за дисциплиной и строгим соблюдением мер гигиены. Придерживаться настолько сложных правил и школьникам, и учителям будет очень сложно.

Британские эксперты по здравоохранению считают, что возвращение учеников за парты неизбежно ослабит меры социального дистанцирования. По мнению специалистов, чтобы избежать новых заражений в таких условиях, придется придерживаться стратегии «тест — отслеживание — изоляция».

Это значит, что 59–87% школьников с симптомами простуды придется тестировать на коронавирусную инфекцию. В случае положительного результата тестирования их нужно изолировать, параллельно отслеживая контакты и выборочно тестируя людей, которые с ними общались. По мнению британских экспертов, без этих мер повторное открытие школ на полный день может вызвать вторую волну коронавирусной инфекции уже в декабре 2020 года.

Что в итоге

  1. Дети заражаются и умирают от COVID-19 реже взрослых. Само заболевание они в большинстве случаев переносят легче. Однако болезнь вовсе не безобидна — некоторые дети болеют очень тяжело. Защищать детей от заражения, конечно, нужно.
  2. За какую долю инфекций «отвечают» дети, пока не ясно. Информация о роли детей в передаче вируса противоречива. Однако риск передачи коронавируса в школе и детском саду реален — хотя и не так велик, как у взрослых людей.
  3. Дети младшего возраста заражаются реже учеников средней школы, так что риск при открытии детских садов и младших школ относительно невелик.
  4. Опасность заражения в средней школе существует, но сильнее всего рискуют учителя, а не ученики.
  5. Риск заметно уменьшается, если ученики и учителя придерживаются правил социального дистанцирования — но соблюдать их в школах очень тяжело.
  6. Оставлять детей без школы хуже: медицинские риски не настолько велики, а вот социальные в этом случае очень серьезны.
  7. Альтернативой соблюдению мер социального дистанцирования в школах может служить выборочное тестирование, отслеживание контактов и изоляция школьников с тяжелыми симптомами простуды. Однако в этом случае безопасное открытие школ в сентябре потребует больших финансовых и организационных затрат.

от rus89

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *